На главную: АРЖАНИКИ и ТОЧКА ру

ПРОЕКТ АРЖАНИКИ и ТОЧКА!
E35°06'02'' N55°54'14''

  старина... война... фотографии... статьи...
     
 
Аржаники.1942.ру

1858 год
...Конопля не сеется потому-что родится худо, по грунту земли и на наших песчанных землях должна требовать ежегодного удобрения...
подробнее >>>

1918 год
В 1918 году были написаны хроники жизни купеческой семьи Щукиных, живших в местечке Горбово между деревнями Аржаники и Пустой Вторник...
подробнее >>>

КОНТАКТЫ

www.lamamoto.ru
www.1942.ru

e-mail:lamamoto@rambler.ru


"Горбовские хроники"

Сельцо Горбово

В Гжатском уезде Смоленской губернии есть одно совсем маленькое именьице, которое зовется Горбовом. В лесной глуши, в стороне от большой дороги, стоит совсем простой деревянный дом с мезонином. Его никогда не красили; он потемнел от времени, и приобрел какой-то свой особенный благородный старый тон. Перед домом луговина, которая окаймляется большим длинным прудом, а дальше лес; и справа, и слева, и сзади - всюду лес.

Последние годы стали доноситься до горбовской усадьбы звуки каких то гудков, это заработали кругом лесопилки, прошла недалеко узкоколейка; валятся кругом леса, вырубают вековые чащи, и порою глаз встречает, вместо привычной непроглядной стены леса, поредевшие группы уцелевших случайно осин и берез. В Гжатском уезде издавна промышляли лесом, были лесопромышленниками и наши деды, прежние владельцы Горбова.

Когда то рядом с теперешним домом стоял другой, точно такой же, в усадьбе жила огромнейшая патриархальная купеческая семья, и рассказы об этой жизни дошли до нашего времени. Последние десятилетия хозяйничали в Горбово две старые мои тётушки; это были внучки Алексея Ивановича, того Щукина, который был главою старой большой семьи. Нашему поколению приходилось подолгу живать в Горбово, с детства привязались мы к этому родному нам по матери уголку, привычными и милыми стали рассказы о старом Горбово. Потом оказалось, что наверху, в мезонине, по разным комодам и ящикам разбросаны какие-то старые письма; приятно было брать их в руки, вглядываться в почерки деда и прадеда, прочитывать эти строки и узнавать какие-то подробности о жизни прошлого. Устное предание переплеталось с документальными свидетельствами, одно другое пополняло и оживляло. Потом нашлась наверху кленовая шкатулка, с разными секретными ящиками, в которых хранились документы, купчая, описи, контракты, билеты и т.д. удалось также разыскать письма и бумаги самого начала XIX века, той поры, когда Горбово только что было куплено и принадлежало нашему прапрадеду, Ивану Петровичу Щукину. Эти материалы пополнились счастливой находкой книги "Боровск", которая даёт возможность заглянуть в XVII и в XVIII века, когда Щукины числились среди посадских людей города Боровска, - и в общем составилось то, что можно назвать архивом.

Эти документы и письма дают возможность представить себе жизнь Щукинской семьи в лице нескольких её поколений; открываются многие любопытные детали семейной жизни, быта, условий торговли. Думается, что эта хроника имеет не только для нас, внуков и правнуков, но и для постороннего читателя, для любителя старины, для человека, интересующегося историей быта, в частности быта купеческого. Дворянские архивы и хроники хранятся и публикуются в большом числе, купеческие - представляют из себя сравнительную редкость.

Щукины - уроженцы города Боровска Калужской губернии. О боровском периоде жизни за XVII и XVIII век возможно сказать лишь бегло. Горбово было куплено Иваном Петровичем Щукиным в самом начале XIX века, он устроил там стеклянный завод и переселился в имение после 1812 года, где умер около 1822 года; это первое поколение нашей хроники. Сын его, Алексей Иванович, который окончательно осел в Горбово и вёл уже довольно крупную лесную торговлю, - это второе поколение (Николаевское время). И третье - дети Алексея Ивановича, в числе их старший сын, Сергей Алексеевич (50-е - 70-е годы). Для нас живой связью с этим поколением были наша мать и тетушки, три сестры, дочери Сергея Алексеевича. От них узнавали мы о крепком укладе прежней горбовской семьи, о каких-то очень определенных строгих формах жизни, которые разрушились со смертью последнего главы семьи, Сергея Алексеевича. И странное дело: людская память еще крепче хранила историю разрушения этого старого быта, с особенной грустью и настойчивостью повторялись рассказы о последних членах семьи, которые разбрелись по сторонам, словно сбившись с пути и утратив связь с прошлым. И те две старушки, которые, оставшись на всю жизнь в Горбово, особенно крепко хранили в себе эти воспоминания, сами по себе были живым контрастом к тому прошлому, последними звеньями разбитой судьбою цепи поколений. Крохотное хозяйство, небольшой огородик, стадо в пять - шесть голов скота, заросший осокою пруд, - все это было бесконечно уютно и мило, но все, словно оглядываясь назад, вспоминало о прошлом, о том времени, когда в доме было так людно, и семья доходила до 30 человек, когда пруд сверкал своей широкой чистой гладью и водились в нём четырехфунтовые лини, когда хозяйство велось в крупном масштабе, рубился и сплавлялся лес и постоянно поддерживалась непосредственная связь с Москвою. И в самом доме многие предметы останавливали внимание, будили воспоминания: старые большие часы, закопанные в 12-м году, маленький игрушечный комодик красного дерева, который был дан в приданое прабабушке, огромный с разными украшениями орган, исполняющий "Не бълы снъги" и польки-мазурки, столовая ложка с датой "1800 г.", старинный чайный сервиз, ампир, с необыкновенными ручками у чайников и сахарниц - в виде облокотившихся позолоченных сирен. Думалось о прошлом, хотелось перечитывать старые письма, снова и снова слушать с детства знакомые рассказы про дедушек, про бабушек и про учителя-карлика.

* * *

      © АРЖАНИКИ и ТОЧКА ру Designed by Группа товарищей 2009-2021                                                  Контакты | Домой